Москва ждет Бородина из Лондона

Источник
Заместитель главы МВД — о расследовании громких преступлений.
Вырученные от торговли наркотиками средства могли отмываться политиками через банки, задействованные в так называемой молдавской схеме, сообщил в интервью начальнику отдела происшествий “Ъ” Максиму Варывдину заместитель министра внутренних дел — руководитель следственного департамента МВД Сергей Лебедев. Генерал-майор юстиции Лебедев объяснил, почему, несмотря на изменения, внесенные в законодательство, не прекращается уголовное дело в отношении обвиняемых в организации ОПС братьев Магомедовых из группы «Сумма»; какие меры принимаются для снижения уровня преступности, в том числе в теневом интернете, а также как следствие в органах внутренних дел избегает участия в бизнес-конфликтах.

— Наверное, самое громкое уголовное дело из находившихся в производстве ваших следователей — это дело о выводе денег из страны по так называемой молдавской схеме. Когда оно несколько лет назад возбуждалось, говорилось о 1 трлн руб., оказавшемся за границей! Что установлено на сегодняшний день? У этого расследования может быть продолжение?

— Следственным департаментом МВД России завершено расследование уголовного дела в отношении восьми участников международного преступного сообщества, которые обвиняются в выводе из Российской Федерации с помощью незаконных валютных операций более 500 млрд руб. Установлено, что в период с июня 2013 года до конца 2014 года владелец молдавского банка BC Moldindconbank S.A. Вячеслав Платон совместно с тогдашним фактическим руководителем Демократической партии Молдовы Владимиром Плахотнюком, а также с гражданином России Александром Коркиным, обладающим коррупционными и деловыми связями в банковской сфере, разработали механизм вывода из финансовой системы Российской Федерации огромных объемов денежных средств клиентов различных банков. Для реализации преступного замысла они привлекли гражданина России и Молдовы Ренато Усатого, обладающего значительными финансовыми и политическими ресурсами, фактических владельцев ряда российских банков Александра Григорьева и Олега Кузьмина, предоставивших свои кредитные учреждения в качестве инструмента совершения преступления, руководителей казначейств банков Рината Юсупова и Венеру Шарипову, а также юристов Алексея Соболева и Льва Пахомова. Взаимодействуя с директором казначейства BC Moldindconbank S.A. Еленой Платон, данные лица по надуманным основаниям, используя подложные документы валютного контроля, обеспечивали ежедневный перевод сотен миллионов долларов и евро на банковские счета нерезидента Российской Федерации — BC Moldindconbank S.A., где по подложным решениям судов Молдавии они списывались в пользу иностранных физических и юридических лиц — также нерезидентов.

Владимир Плахотнюк, Вячеслав Платон и Ренато Усатый заочно арестованы судом и объявлены в международный розыск. Им и другим фигурантам предъявлены обвинения в создании, руководстве и участии в международном организованном преступном сообществе (ОПС.— “Ъ”), а также в совершении масштабных незаконных валютных операций.

Четверо обвиняемых признали свою вину в полном объеме, дав следствию развернутые показания о руководителях и участниках ОПС, а также иных лицах, участвующих в криминальной схеме. Эти четверо, находясь под стражей, сейчас знакомятся с материалами уголовного дела, после чего оно будет направлено в Генпрокуратуру для утверждения обвинения и в суд.

Но это только часть исследуемых событий. Мы продолжаем устанавливать кредитные учреждения, использованные в преступной схеме, а также окончательную сумму незаконных перечислений.

— Ваши оппоненты, особенно за границей, называют это расследование политическим. Якобы таким образом Россия помогает своим союзникам в Молдавии.

— Дело, безусловно, громкое. По нему высказывается много различных суждений, в том числе о политической ангажированности следствия. Некоторые из скрывшихся от нас лиц заявляют, что они жертвы политических преследований, а их уголовное дело направлено на отъем заработанного «честным предпринимательским трудом» состояния! Уверяю вас, что это не так. То, что фигуранты уголовного дела имеют отношение к политике и обладают огромными финансовыми ресурсами, само по себе не придает этому расследованию политического окраса. Мы расследуем лишь совершенные определенными лицами в конкретное время и конкретном месте преступления. В уголовном деле о незаконных валютных операциях имеются неопровержимые доказательства преступных действий, признаваемых таковыми во всех странах мира,— подделка договоров и финансовых документов, сокрытие и искажение контролируемых государством данных, фабрикация судебных решений.

— В рамках расследования другого резонансного уголовного дела — о поставках наркотиков в Россию и страны Евросоюза из Марокко — установлены лица, проходящие и по «молдавской схеме». Почему эти дела не стали объединять?

— Да, это так. Следственным департаментом расследуется уголовное дело в отношении руководителей и участников международного наркосиндиката, которые организовали канал контрабандных поставок и последующий незаконный сбыт крупных партий гашиша из Северной Африки транзитом через страны Евросоюза в страны СНГ, в том числе на территории России.

Отмечу, что следствие было начато в 2012 году еще сотрудниками ФСКН России после задержания наркокурьеров, перевозивших наркотики в тайниках, оборудованных в различных транспортных средствах. Позже, в ходе международной полицейской спецоперации «Пиренейский излом», были установлены и задержаны другие участники наркотрафика. При анализе собранных доказательств начала прорисовываться схема преступной деятельности и структура данной организации.

В результате многолетнего расследования, ведущегося при содействии зарубежных коллег, следствию удалось доказать, что основными организаторами и руководителями преступной сети являлись криминальные авторитеты из числа граждан Молдавии.

Всего по данному делу в период с 2016 по 2020 год в разных странах Евросоюза и СНГ, в том числе в России, было установлено и привлечено к ответственности более 60 фигурантов. В материалах дела имеются неопровержимые доказательства того, что покровительство преступным авторитетам, разумеется небезвозмездно, оказывалось Владимиром Плахотнюком, Вячеславом Платоном и Ренато Усатым. Являясь членами ликвидированного наркосиндиката, именно они способствовали столь длительному существованию данной преступной организации. Не исключается, что в установленной по первому уголовному делу так называемой молдавской схеме вывода денежных средств из России циркулировали и наркоденьги. Однако пока это не доказано.

Оснований же для объединения расследований в одно производство не имеется, поскольку дела кардинально отличаются друг от друга объектами и предметом преступления.

— В августе вступил в законную силу заочный приговор по делу бывших руководителей Банка Москвы. Можно ли вернуть на родину беглых финансистов, особенно осевших в Великобритании? И вообще, как обстоят дела с экстрадицией преступников?

— Международное право и договоры, подписанные Российской Федерацией, достаточно четко регламентируют подобные процедуры. И они, насколько я понимаю, будут производиться и по этому делу.

На основании материалов нашего расследования Мещанский районный, а затем и Московский городской суды заочно признали бывшего президента Банка Москвы Андрея Бородина, его заместителя Дмитрия Акулинина и их сообщников виновными в растрате более 14 млрд руб., принадлежавших этому кредитному учреждению, назначив им от 6 до 14 лет заключения. Указанные лица растратили принадлежавшие Банку Москвы средства путем выдачи необеспеченных, экономически невыгодных и заведомо невозвратных кредитов аффилированным с ними организациям, а также незаконного получения рублевой разницы при покупке и продаже иностранных валют.

Кроме этого, на данный момент в производстве следственного департамента МВД находятся 8 уголовных дел, по которым 16 обвиняемых заочно арестованы и объявлены в международный розыск.

Некоторые страны, в том числе Великобритания, уклоняются от рассмотрения наших запросов на оказание правовой помощи и экстрадицию обвиняемых, местонахождение которых установлено. Они даже не доводят до сведения Российской Федерации результаты их рассмотрения, что нередко не дает возможности надлежащим образом завершить расследование уголовного дела. При этом другие страны, в том числе Бельгия, Франция и Испания, выдают обвиняемых, в том числе по уголовным делам, которые находятся в производстве следственного департамента. Так что перспективы возвращения скрывшихся от российского правосудия за границей, в том числе предпринимателей и банкиров, есть.

— Как обстоят дела с возмещением ущерба, в том числе по расследованиям, фигуранты которых оказываются за границей?

— По всем расследуемым в следственном департаменте МВД России уголовным делам без исключения, включая ситуации, когда обвиняемые скрываются за пределами России, проводятся следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия, направленные на установление их имущества и средств для обеспечения возмещения ущерба от преступлений.

Если имеется информация, что активы обвиняемых находятся за рубежом, в эту работу включаются НЦБ Интерпола, загранаппарат МВД России и Росфинмониторинг. При обнаружении таких активов мы обращаемся в суд для наложения на них ареста. Так, например, при расследовании уголовного дела по обвинению находящихся в международном розыске организатора международного ОПС гражданина Украины Владимира Грицана и его активного участника Гелы Чохели в создании, распространении и использовании вредоносного программного обеспечения классификации Lurk, позволившего преступникам получить неправомерный доступ к компьютерной информации и совершить хищение, в том числе со счетов банков, более 1,2 млрд руб., были выявлены и арестованы активы обвиняемых и лиц, на чьи счета переводились похищенные средства, стоимость которых является достаточной для возмещения причиненного ущерба потерпевшим.

К сожалению, как я уже говорил, наши иностранные коллеги далеко не всегда проявляют готовность к содействию России в вопросах возмещения ущерба от преступлений.

Зачастую международные запросы по уголовным делам, оформленные по всем правилам и поданные строго в установленном порядке, откладываются, что называется, в долгий ящик или вообще не исполняются.

Так, например, следственный департамент МВД более двух лет ожидал ответ компетентных органов Израиля на международный запрос в отношении находящегося в международном розыске банкира Павла Гольдмана (Пола Фиша), обвиняемого в хищении около 1 млрд руб. Наши просьбы о производстве следственных действий на территории этой страны были проигнорированы. На запрос об экстрадиции Гольдмана, в отношении которого российским судом избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, до настоящего времени нет ни положительного, ни отрицательного ответа. При этом его роль в инкриминируемом преступлении очевидна: соучастники дали соответствующие показания и уже отбывают наказание по вступившим в законную силу приговорам.

Конечно, проблемы касаются в основном обвиняемых по так называемым экономическим составам, но тема как таковая заслуживает углубленного изучения, и вы ее поднимаете правильно.

— В условиях пандемии и кризиса многие бизнесмены по независящим от них причинам не смогли вернуть кредиты, поставить товары, выполнить другие обязательства по сделкам. В этой связи их контрагенты нередко обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о возбуждении уголовных дел. Как в МВД контролируется порядок и обоснованность уголовного преследования?

— Правоохранительные органы действительно часто пытаются втянуть в различного рода экономические споры, которые должны разрешаться в гражданско-правовом или ином порядке, не требующем их переноса в сферу уголовного преследования. Мы ориентируем своих подчиненных на недопустимость подобного. На этот счет есть соответствующие указания и руководства страны.

Поэтому при установлении признаков гражданско-правовых отношений между контрагентами в возбуждении уголовных дел отказывается. Обычно это не устраивает заявителя, и он начинает подавать жалобы в различные инстанции. Стараемся быть в этих вопросах последовательными, максимально учитывать все обстоятельства, включая позицию бизнес-сообщества. Однако надо четко осознавать, что уголовно-правовая оценка следователем конкретного экономического отношения априори не устроит одну из его сторон. И это нормально!

Меня учили, что следователь в своей деятельности руководствуется только законом, но делает это с позиций своего правосознания.

Вот почему так важен уровень квалификации следователя, его знания современной экономики, особенностей организации бизнеса, норм, регламентирующих эту деятельность.

Хочу привлечь ваше внимание к сложности разграничения признаков гражданско-правовых, кредитно-финансовых, трудовых и уголовно-правовых отношений, которое наши следователи должны сделать и четко обосновать свой выбор при оценке материалов по мошенничествам, растратам, незаконным валютным операциям и по иным составам экономических преступлений.

Нередко даже высококвалифицированные специалисты из разных экспертных учреждений не могут прийти к единому выводу. А как быть следователю? Назначать новую экспертизу? Принять решение на основе вариативных данных? В результате расследование по некоторым уголовным делам по экономическим составам занимает длительное время.

В принципе привлечение к уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере экономики должно производиться только за совершение деяний с прямым умыслом, когда предприниматель, заключая конкретную сделку, изначально не намеревался выполнить взятые на себя обязательства и имел своей целью причинение реального ущерба контрагенту.

Соответственно, неисполнение предпринимателем своих обязательств по договору по независящим от него обстоятельствам, как правило, не образует состава преступления, а урегулирование всех возникающих в этой связи вопросов должно производиться способами, регламентированными гражданским законодательством.

Современная, особенно экономическая преступность базируется на самых передовых знаниях и технологиях. Большие деньги позволяют привлекать к разработке и реализации преступных замыслов самых высококвалифицированных специалистов. Влияет также и коррупционный фактор.

Преступными сообществами создаются (приобретаются) и длительное время эксплуатируются официально зарегистрированные юридические лица, используемые в целях совершения масштабных экономических преступлений. При разоблачении для защиты их лидеров и активных членов задействуются коррумпированные связи, налаженные отношения в бизнес- и интернет-сообществах, а также в СМИ.

Что касается вопросов контроля за порядком и обоснованностью уголовного преследования, соблюдения конституционных прав предпринимателей, равно как и других граждан, привлекаемых к уголовной ответственности, то я рассматриваю их в качестве наиболее важных для руководителей следственных подразделений всех уровней и для себя лично.

Хочу подчеркнуть, что за необоснованное уголовное преследование, будь то возбуждение без должных оснований уголовного дела, признание заведомо невиновного лица подозреваемым или обвиняемым, необоснованное избрание или продление меры пресечения, ответственность, вплоть до уголовной, несет как следователь, принимавший такое решение, так и его непосредственный и даже вышестоящий руководитель.

Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство наделило достаточно широкими полномочиями по осуществлению надзора на всех стадиях предварительного следствия органы прокуратуры, которые применяют их достаточно жестко и решительно. Отмечаю также возросшую квалификацию других участников уголовного судопроизводства, в полном объеме использующих свое право на обжалование действий следствия.

— В связи с принятыми изменениями в ст. 210 УК РФ об организации преступного сообщества теперь необходимо доказать, что бизнес-структуры специально создавались для совершения преступлений. Означает ли это, что сейчас должны быть прекращены многие знаковые уголовные дела в отношении предпринимателей, например братьев Магомедовых из группы «Сумма»?

— В 2019 году органами предварительного следствия МВД России было направлено в суды с утвержденными прокурорами обвинительными заключениями 121 уголовное дело в отношении 638 лиц, действия которых квалифицированы по ст. 210 УК РФ.

Половина из этих дел касалась преступных сообществ, действовавших в сфере незаконного оборота наркотиков. В остальных говорилось о вымогательствах, организованной проституции, мошенничествах, присвоениях и растрате. И лишь самая малая часть дел ОПС была связана с масштабными экономическими преступлениями, для которых использовались «оболочки» легальных, в том числе специально созданных для незаконной деятельности, предприятий и организаций.

В силу своего опыта, знаний и убеждений могу утверждать, что тиражируемое некоторыми СМИ мнение, что правоохранительные органы используют ст. 210 УК РФ в качестве средства давления на бизнес, мягко говоря, неверно.

Хочу обратить ваше внимание на суть внесенных изменений, согласно которым к уголовной ответственности за организацию преступного сообщества не могут привлекаться руководители и работники организаций по факту осуществления в них каких-либо полномочий, за исключением случаев, когда эти организации были заведомо созданы для совершения преступлений.

Мы никогда не привлекали и не намерены в будущем привлекать к ответственности руководителей и работников коммерческих организаций, не являвшихся прямыми участниками преступлений, совершенных в этих организациях, даже если в них формировались и действовали организованные преступные группы, как, например, в Банке Москвы, о котором мы говорили выше.

Это касается и братьев Магомедовых, а также иных лиц, проходивших с ними по уголовному делу. Расследованием было установлено, что в период с 2010 по 2016 год Магомедовы, сформировав преступное сообщество, совместно с 18 соучастниками целенаправленно совершили не менее 10 хищений денежных средств государства и коммерческих организаций на сумму не менее 11 млрд руб.

Действия преступной группы совершались с использованием возможностей нахождения ее лидеров и активных членов в руководстве и на ответственных должностях в группе «Сумма», через счета которой проходили похищаемые и выводимые за пределы России денежные средства, в том числе бюджетные.

Замечу, что ни один сотрудник из многочисленного коллектива группы «Сумма», не участвовавший в преступной деятельности ее владельцев и руководителей, к ответственности не привлекался.

Так что оснований для пересмотра инкриминированного Магомедовым и их соучастникам деяния, предусмотренного ст. 210 УК РФ, я не вижу.

— На коллегиях МВД и Генпрокуратуры отмечалось, что на фоне относительно стабильной криминальной ситуации в целом наблюдался существенный рост так называемых киберпреступлений. Что в этой связи делается?

— Да, это так. И не в последнюю очередь на это повлияли последствия распространения коронавирусной инфекции COVID-19, в частности переход многих сфер общественных отношений, включая удаленный режим работы, товарный и денежный обороты, в интернет-пространство.

По мнению наших специалистов, именно нарастающее использование онлайн-сервисов обусловливает постоянный и значительный рост числа преступлений, совершенных с использованием IT-технологий. Причем это касается не только России.

Число киберпреступлений, совершенных с использованием сети Интернет, возросло на 82%, средств мобильной связи — более чем в два раза, с использованием расчетных (пластиковых карт.— “Ъ”) — почти в шесть раз.

МВД и другие правоохранительные органы, разумеется, реагируют на ситуацию, наращивая свои технические возможности и создавая специализированные подразделения. Это касается и следственного департамента.

Сотни подобных дел находятся в стадии расследования или уже доведены до судов. Например, в Вологде раскрыта преступная группа, участники которой распространяли и использовали в сети Интернет вредоносное программное обеспечение классификации RTM, что позволяло им получать неправомерный доступ к компьютерам коммерческих организаций.

Удаленно управляя ими, члены оргпреступной группы создавали в программе «1С:Бухгалтерия» подложные платежные поручения, после чего от имени этих организаций отправляли их в банк на исполнение. Они также покупали юридические лица с открытыми банковскими счетами и банковские карты физических лиц, предоставляли реквизиты счетов и банковских карт соучастникам и после перечисления похищенных средств непосредственно получали их в банкоматах на карты, оформленные на подставных лиц. Всего эти злоумышленники за несколько месяцев похитили более 5 млн руб.

Другая раскрытая нами группа для неправомерного перевода денежных средств использовала так называемые дампы. Для пресечения ее деятельности следователями совместно с ЦИБ ФСБ России и УФСБ по Калужской области и во взаимодействии с Федеральной службой войск национальной гвардии России (всего более 400 сотрудников) сразу в нескольких регионах страны была проведена операция. 25 участников группы заключены под стражу, трое находятся под подпиской о невыезде. Изъяты не только деньги, оружие и сотня серверов, но и катер, яхта и даже вертолет. На все эти и другие активы обвиняемых наложены аресты.

В следственном департаменте расследуется ряд других уголовных дел о преступлениях, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных технологий. В их числе — уголовное дело, возбужденное по 52 фактам краж денег на общую сумму более 4,4 млн руб. с банковских счетов граждан, совершенных участниками организованного преступного сообщества из девяти человек в разных регионах России посредством социальной инженерии. Злоумышленники, представляясь сотрудниками службы безопасности банка, общались по телефону с держателями платежных карт, входили к ним в доверие, получали данные, которые позволяли им переводить деньги на свои счета или оплачивать ими покупки.

Отмечу, что дела по ст. 210 УК — о хищении средств граждан с использованием методов социальной инженерии — в этом году возбуждались и расследовались в Дагестане, Чувашии, Ставропольском крае и Саратовской области.

На причастность к совершению таких деяний проверяется более 100 человек, подозреваемых в совершении нескольких сотен преступлений.

Всего следователями органов внутренних дел за восемь месяцев этого года расследованы (с направлением в суд или прекращением по нереабилитирующим основаниям) уголовные дела о 41 356 преступлениях рассматриваемой категории.

— «Даркнет» доступен для следственных органов?

— Соответствующие возможности у нас имеются, поэтому лица, использующие «Даркнет» и криптовалюты для сокрытия преступной деятельности, не могут быть уверены в своей анонимности и безопасности. Следственные органы МВД России, в частности, наработали достаточно обширную положительную практику противодействия наркопреступности. По ряду возбужденных уголовных дел в качестве обвиняемых привлечены реальные хозяева и администраторы размещенных в «Даркнете» интернет-магазинов, из незаконного оборота изъяты тонны наркотических средств, произведенных подпольными лабораториями.

Учитывая масштабы и общественную опасность киберпреступности, решением руководства МВД России в органах внутренних дел созданы специализированные подразделения по раскрытию и расследованию IT-преступлений, принимаются системные меры по совершенствованию нормативно-правовой базы этого направления оперативно-служебной деятельности, укреплению взаимодействия с другими правоохранительными и контрольно-надзорными органами. Особое внимание уделяется профилактической работе с населением.

Наш представитель принимает активное участие в работе созданной на основании приказа Минкомсвязи летом этого года межведомственной группы по рассмотрению вопросов противодействия мошенничествам, совершаемым с использованием телефонных номеров. В рамках данной группы с операторами мобильной связи обсуждается возможность использования СМС-рассылок абонентам сообщений, предупреждающих о деятельности телефонных аферистов. Прорабатываются и меры по ограничению активности в интернет-пространстве и системах мобильной связи лиц, находящихся в местах лишения свободы.

Требует активизации и повышения эффективности механизм получения следователем необходимой информации из финансово-кредитных учреждений, от операторов мобильной связи и провайдеров.

Персоны

Компании

Елена Батурина ценит Лондон за отсутствие стресса
Как и чем сегодня живет вдова экс-мэра Москвы.
ФСБ сказала Навальному "К"
Разработкой главного оппозиционного политика России занимается несколько подразделений ФСБ, которые специализируются на репрессиях в отношении неугодных Кремлю людей.
Билеты в «Лужники» и театры у мошенников разошлись за миллиард
Перекупщики действовали в нескольких регионах России, они владели сетью сайтов-двойников театров и спортивных организаций, ИТ-инфраструктурой, call-центрами и каналами обналичивания средств.
А1 ставит поиск беглых банкиров на поток
Кирилл Бабаев обещает найти и покарать сбежавших Сергея Пугачёва и Георгия Беджамова для российского Агентства по страхованию вкладов.
Все о «молдавском ландромате» и даже больше
МВД РФ завершило расследование дела о выводе из России более 500 миллиардов рублей (6,7 миллиардов долларов) международным преступным сообществом.
Олигарх Бурлаков и сбежавший из России Митрофанов делят миллионы в Тюмени
Сделки дошли до ФНС и Росфинмониторинга, в дело также привлекли бывшую нефтяную компанию бизнесменов.
Участники молдавской схемы пропели Генпрокуратуре признание
МВД РФ завершило масштабное расследование вывода из России более 500 млрд руб. по так называемой молдавской схеме. 
Беглый российский страховщик обзавелся чилийским паспортом
Возбуждено дело о хищениях в СК «Респект».
Александра Григорьева подтянули в Москву, чтобы поискать полтриллиона
Автора молдавской схемы обвиняют в оргпреступности.
Банкир Александр Григорьев дорос до создания ОПГ
Осужденный год назад за махинации в рамках "молдавской схемы" банкир пополнит коллекцию своих обвинений статьей о создании организованной преступной группы.
Подчиненные Собянина запачкались в деле о мошенничестве на полмиллиарда баксов
Столичные чиновники отказываются отдавать недвижимость иностранной компании.
Метят в Шойгу, попадают в Арсланова
Как убивают генерал-полковника Министерства обороны.
Олег Кузьмин раскаялся в выводе миллиарда баксов
Экс-совладельцу «Европейского экспресса» инкриминируют вывод более 1 миллиарда долларов по молдавской схеме.
Олег Кузьмин согласился с тем, что намыл 1 миллиард долларов
Экс-совладелец банка "Европейский экспресс" полностью признал свою вину, но оставил вопрос открытым о том, куда же исчезли эти деньги.
На элитной стройке в Екатеринбурге Олегу Гусеву заложили уголовное дело
Экс-партнер обвиняет в выводе миллиардов Олега Гусева, правоохранительные органы изучат финансовые операции, связанные с бизнесменом.
Региональные борцы с коррупцией с треском проигрывают ей
«Вы должны были побороть коррупцию, а не примкнуть к ней!»
Руководил, продал, обналичил: как Абызов распорядился компанией СИБЭКО
Следователь при Александре Бастрыкине рассказал о деле экс-министра Михаила Абызова.
Михаилу Абызову подбросили новых обвинений
Российского экс-министра нагрузили обвинениями в отмывании денежных средств и коммерческом подкупе.